Previous Entry Share Next Entry
Старуха
tort_v_litso
Проснулся я в три ночи, попить хотел вот и проснулся, бывает со мной такое. Дом большой, двухэтажный, окон много, мама любит когда света в доме много,вот такой и построили.
Все спят, тихо так. Спустился я на первый этаж,а вдруг вижу из угла тень метнулась, да прямо под свет лунный. Смотрю -а все,что в тени-чернота кромешная. А что в свете лунном покажется - то старухой страшной оборачивается. Лицо мертвое,как изрытое, цвета трупного, на щеках дыры, да глаза-то, глаза у нее мертвые..
Пялится на меня,да облизывается, ждет чего-то что ли,замерла вся будто камень. Я уж думаю чего ж спросонья-то не покажется, уж и не уверен стал в глазах своих, а она вдруг пасть свою беззубую как открыла,да все шире и шире,пока голова ее назад на шею не запрокинулась. А челюсть нижняя как была,так и не двинулась.
Да как вдруг закричит, а я звука-то и не слышу, только кожей чувствую - страхом она кричит, ужасом смертным весь воздух заражает, как кожу проказой. Похолодел я весь от вопля ее, руки мокрые стали, пот прошиб и вдруг вижу, что и не в доме я больше, а то ли в пещере какой, то ли в подполе сыром, да грязном. И не человек я уж вовсе, а то ли мышь мышеловке, то ли птица в клетке. И свет в том подполе как больной какой-то, лихорадочный, как от лампадки,когда в комнате в жару лежишь да пропотеть в бреду не можешь,да и не видно этому ни конца, ни краю.. И в подполе том она стоит, старуха страшная эта, в тени стоит, спиной ко мне, в стену глазами своими пустыми уставившись, плечи сгорблены, замерла вся, как изба старая да косая, да без людей ослепшая. И только шепчет, как со стеной говорит, гадким голоском своим детским слова злые, да непонятные и тоска от этих слов такая, что и выть у пса сил бы не было...
И вот как от тоски этой чуть ума я не лишился,сколько уже там был не помню, может секунду, а может и родился я там на самом деле, как урод какой на цепи, в темноте да в сырости живущий. Как повернется она вдруг ко мне - и тут меня как ударило, вспомнил я что вот же! В доме своем я все еще стою, сам закоченел, а она -то все ближе ко мне подбирается, будто кошка к голубю, медленно, момент смакует. Дернуться бы мне, да некуда. Убежать бы мне, да ноги как в цементных ведрах застыли. Но ужас животный, звериный какой-то вдруг сил мне дал, как пощечина неожиданный и закричал я.
Дернулась старуха, со свету лунного убралась, да пятками вдруг шлепать начала, да на месте прыгать. А потом прыгнула в торону да на стенку как забежит..
На меня со стенки глазами черными морг-морг, да тенью за полкой книжной и прикинулась! Тут ко мне и силы вернулись. Понял я,что зло это, зло и есть,а не старуха вовсе, и не тень вовсе, зло это, зло самое и есть. И морочит меня и страхом моим питается. А тут вдруг мама со второго этажа кричит "что с тобой, сынок?!", а я рот открываю, ответить хочу, а вдруг вижу - опять поползла погибель эта, медленно так, да все по стеночке, будто черную дурную воду кто на стенку вылил,а она и стекает, землю ей ненавистную собой заразить да в себя превратить хочет. Я крикнуть хотел, чтоб сидела мама где сидит, а губы сами вдруг открылись и молитву начали: "Живый в помощи Вышнего в крови Бога Небеснаго водворится...". Пятно-то дернулось да затряслось и вдруг вижу - не пятно это, а старуха моя черная сидит на корточках, да на пол гадит.
Да только не страшно мне уже стало, читаю молитву, наизусть читаю, и не знал, что помню ее, а читаю, зачитываюсь весь аж. Шаг вперед да два вперед, подскочил к ней да локтем за шею ее поганую к стенке прижал. Держу и молитву начитываю. Кончилась молитва, а я заново. Мама мне сверху "да что там творится?" А я только в ответ "воды святой принеси!" А мама мне "да где ж взять мне ее?!", А я "да из под крана набери, да освяти!". А сам все читаю, читаю "на аспида и василиска наступиши и попереши льва и змия..С ним есмь в скорби..." и так далее, и еще, и еще, да локтем гадину держу, крепко держу, все крепче, как гвоздь в стену локтем ее в стенку вдавливаю. И глаза у нее все чернее, и рожа у нее черная, и локти у меня как в дерьме уже все и вонь от нее стоит на весь дом, да только знаю я-нет вони, и дерьма нет, и мамы тут нет, и меня тут нет, и дома нет! Морок все это, морок и злоба ее только погибели моей ищут. Молитва есть только, а больше ничего и нет...Защити..Защити.

?

Log in

No account? Create an account